Речная жизнь Турова

Юрий Татаринов.  Города Беларуси в некоторых интересных исторических сведениях. Гомельщина.

 

ПРИСТАНЬ И СРЕДСТВА ПЕРЕДВИЖЕНИЯ ПО ПРИПЯТИ (плотогоны и речники)

Пристань. Впадающие в Припять в районе Турова реки Горынь, Лань, Случ, Ствига, Птичь вызывали разлив, который простирался в этих местах на много километров и напоминал море. Островками в нем виделись деревни, неделями отрезанные от внешнего мира. Единственным средством передвижения в такой период становились лодки. Леонид Смиловицкий сообщает, что Туровская пристань была устроена на высоком берегу, поэтому никогда не затапливалась. С ее причала отправляли строительный лес, шпалы, уголь, деготь, овес, муку, лен, мясо, шкуры, спирт, яблоки, рыбу, гончарную посуду. Завозили в Туров соль, керосин, спички, сахар, бакалею, кирпич, железо. Рекой Туров соединялся с Пинском, Мозырем.

Средства передвижения. На частных (домашних) верфях Турова строили средства передвижения по воде: челноки — небольшие лодки, выдолбленные из цельного ствола дерева, барки — суда, грузоподъемностью до семи тонн, берлины — суда, ходившие под парусом и бравшие на борт до 16 тонн. Для небольших перевозок строили шугалеи — длинные лодки из цельного дубового ствола, края которых обшивали сосновыми досками.

Плейтухи. Речным извозом в Турове занимались Шустерманы. Их было четыре брата — Гершл, Абе, Мотл и Лэпе. Они имели в Турове прозвище плейтухи. В других местах Беларуси плотогонов и речников называли плитниками. Шустерманы гоняли до Днепра. Максимальная грузоподъемность управляемых с помощью шеста лодок их составляла 40 пудов.

БАКЕНЩИК

(По воспоминаниям туровчан)

В 2000 г. мне выпало целый месяц жить в Турове. Я снимал дом с большим садом в этом городе и писал свою книгу «Ятвяги» (2004). Воспоминания о том месяце у меня самые светлые.

Занятие литературным искусством требует постоянной хорошей физической формы. Поэтому в тот памятный август утром и днем я занимался повестью, а вечером отправлялся рубить дрова местным или играл в футбол с туровскими мальчишками. Потом купался в Припяти. Вода в этой реке, как в той сказке — живая, она силы дает, освежает, еще и сны хорошие дарит.

Общаясь с туровчанами, я слушал их истории, записывал. И теперь, когда выпало делать книгу об этом городе, решаюсь воспроизвести одну из тех записей. Молодежь должна знать о старинной и по-своему романтичной профессии, которая нынче, кажется, канула в лету. Тем более история эта касается реального человека, местного жителя, которого все здесь так и звали — бакенщик.

Человек этот имел не только необычную работу, но и колоритную фигуру — был два с лишком метра ростом. Каждое утро, задолго до рассвета богатырь отправлялся на весельной лодке в 15-километровый путь по Припяти. Грести приходилось против течения, а у Припяти, поверьте мне, течение не из слабых. Он наведывался к маяку, свет на котором он обязан был потушить с первыми лучами рассвета. Пробыв день на берегу, где стоял тот маяк, бакенщик на заходе солнца опять зажигал маяк и отправлялся в обратный путь. Такая у него была служба. Причем, не знал он ни выходных, ни праздников. Только представьте себе, каково было этому человеку холодной весной или дождливой осенью. Надо было плыть и в грозу, и в туман. Никто, кроме него, тот ненавистный маяк не погасит и не зажжет. Даже заболеть было нельзя, ибо некем было заменить этого богатыря, не находилось таких, героев в хорошем смысле этого слова. Надо было плыть и зажигать маяк, потому что если не сделать этого, то курсирующие по Припяти суда могли удариться о берег и затонуть. А ведь эти суда тянули тяжеленные баржи — с углем, песком, доломитом, лесом...

С пустыми руками бакенщик не возвращался. То рыбы привезет, то сена, то дров. Сено он заготавливал там же, на острове, где стоял маяк. Он перевозил его в лодке, а потом от пристани тащил через весь город на спине. Пьянчужки лежали в теньке в скверах и смеялись над ним. Обязанный рубить прибрежные заросли, осенью бакенщик каждый день привозил по вязанке дров. Так и заготавливал на зиму...

И дом в Турове он отстроил себе тоже необыкновенный. Во-первых, высокий, под стать своему росту, гораздо выше других хат. Вдобавок, обладая чувством эстетики, украсил его всякого рода наличниками, ставенками. Дом тот и теперь заметнее других, несмотря на то, что хозяина его давно уже нет в живых...

Оставить комментарий

Подтвердите, что Вы не бот — выберите самый большой кружок:

1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 26 27 28 30 31 32 33 34 35 36 37 38 39 40 41 42 43 44 45 46 47 48 49 50 51 52 53 54 55 56 57 58 59 60 61 62 63 64 65 66 67 68 69 70 71 72 73 74 75 76 77 78 79 80 81 82 83 84  85 86 87 88 89 90 91 92 93 94 95 96 97 98 99 100 101 102 103 104 105 106 107 108 109 110 111 112 113 114 115 116 117 118 119 120 121 122 123